С этими материалами нужно знакомиться после того, как сдано выполненное задание к теме №1

Вы сдали задание?

перейти к заданию

Дополнительные материалы ко 2-й лекции «Введение в предмет»

Рассмотрим цепочки «признак – критерий – требование», выстроенные в таблице, которая разбиралась в видеоролике.

Таблица выглядит так.

 

признак

критерий

требование

 

Исследование как процесс (научная деятельность)

Цель – установление истины

 

Воспроизводимость результата, наблюдения, доказательства, в том числе другим субъектом, на других объектах класса

Определенность и постоянство методологии исследовательских процедур

 

содержание

Задача – описание мира, выявление объективных законов

Системность

Объективность

Прогрессивное развитие

Теоретичность

Обоснованность

Реализм

Критичность

Проблемность (полезность)

Эмпиричность

Совместимость

Критичность

форма

Применение специального инструментария – приборов, методов и приемов

 

Верифицируемость

Принципы:

  • простоты
  • консерватизма
  • универсальности
  • красоты

 

 

 

Исследование как результат (научный продукт)

Реализм

Системность

Объективность

содержание

 

Теоретичность

Обоснованность

 

Совместимость

Верифицируемость

Принципы:

  • простоты
  • консерватизма
  • универсальности
  • красоты

Дискурсивность

Определенность и постоянство

понятий

 

форма

Если сжатой табличное изложение развернуть в текст, то получим следующее описание научного.

1. Содержание научной деятельности:

  • Деятельность не рассматривается как научная, если ее цель – не установление истины. Если цель деятельности – установление истины, то в случае, если результат, наблюдения и доказательства воспроизводимы, в том числе на других объектах класса и/или другими субъектами, деятельность, скорее всего, научная. В этом случае к ней предъявляется требование определенности и постоянства методологии и исследовательских процедур. Нет смысла требовать определенности (то есть описания, фиксированности) процедур, если результаты не воспроизводятся вообще или воспроизводятся только на одном объекте, например, нет смысла оценивать воспроизводимость результата и требовать постоянства процедур от заведомо ненаучной деятельности, преследующей другие цели.
  • Если не решается задача описания мира и выявления существующих в нем законов и закономерностей, деятельность не рассматривается как научная. Если решается именно эта задача и выявление закономерностей относительно конкретного предмета изучения производится системно, деятельность может претендовать на научность. В этом случае к ней предъявляется требование объективности, то есть результат принимается в том случае, если методология и результаты не зависели от субъекта исследования (результат, полученный через спиритический сеанс, вряд ли будет принят в качестве научного). Нет смысла добиваться объективности в отношении случайного набора несвязанных опытов. Нет смысла оценивать, системно ли анализируется тот или иной объект, если решается задача не выявления закономерностей, а, допустим, повышения его привлекательности. В такой постановке задачи деятельность научной не является. Хотя в постановке «от чего зависит привлекательность N» – может являться. Дело в нюансах.
  • Если предлагаемое новое (новая гипотеза, теория, вывод) не уточняет/меняет/опровергает прежнее состояние знаний по тому же вопросу, то есть отсутствует признак прогрессивного развития, такая деятельность не рассматривается в качестве научной. Деятельность, результат которой вписывается в отношения эволюции или революции с предыдущим состоянием вопроса, оценивается как научная, если из полученных результатов делаются выводы теоретического характера. К такой деятельности, в свою очередь, предъявляется требование обоснованности – основываться на доказанных или принимаемых как истинные положениях и выводить собственные выводы в соответствии с законами логики. К тому, что не содержит выводов, не имеет смысла предъявлять это требование. Выводы, не меняющие ничего в состоянии вопроса, относительно которого они сделаны, не имеет смысла оценивать с точки зрения обоснованности, так как они не станут фактом науки. Здесь должно возникнуть возражение о том, что иногда подтверждение старого результата может быть значимым научным результатом само по себе. Противоречие мнимое. Эти некоторые случаи сводятся к ситуациям, когда «старые», имеющиеся выводы – спорные или подвергаются оспариванию. Тогда получение тех же выводов заново – действие научное, направленное на подтверждение одних выводов и опровержение тех, что являются основанием для оспаривания.
  • Если предмет не мыслится исследователем как реально существующий, то обсуждать научность действий над ним никто не станет. Обращу отдельно внимание еще раз: именно сам исследователь считает, что предмет его исследования существует. Если же он сам в его существование верит и изучает его научным образом, то научное сообщество, естественно, не может требовать от исследователя, чтобы он добился такой же убежденности и от других. Это требование нелепо. А рационально требование полезности. Если ты отстаиваешь право изучать ЭТО, покажи, на какой вопрос ищем ответ, зачем нам твои усилия. Если нет никакой проблемы, которая связана с этим предметом и нуждается в разрешении, то действия исследователя не отвечают требованиям научного сообщества.

Вообще говоря, требование полезности, или проблемности, – ключевое, хотя и одно из наиболее часто нарушаемых. Но тут мы переходим в разрез хорошо и плохо. Как и всем остальным, наукой можно заниматься хорошо, а можно плохо, к сожалению. Почему оно так важно с моей точки зрения. Потому что, если оно не выполняется, даже при условии выполнения всех остальных требований, соответствия всем критериям и наличия всех признаков, результат исследования не будет иметь никакой ценности и не войдет в научный оборот (во всяком случае, надолго) как самостоятельный факт науки. Хотя при этом он может иметь практическую значимость и быть полезен кому-то как вспомогательный материал и т. п.

Предельно важно при научной деятельности (не учебной, а «боевой») понимать, на какой вопрос ищем ответ.

К постановке проблемных вопрос мы еще вернемся в одной из следующих тем. Здесь остановлюсь только еще на одном дискуссионном вопросе: можно ли считать наукой то, что изучает не природу, а артефакты? Если ребенок изучает, какая закономерность в том, когда из крана течет вода какой температуры, его деятельность не является научной, даже если он применяет приемы научного эксперимента, допустим. Потому что нет вопроса, который требует решения. Как работает кран – известно. Это неизвестно лично ему и он восполняет свое незнание – опросом взрослых или экспериментом. То же самое делаете вы, когда изучаете протокол, устройство или алгоритм.

Но дело тут не в том, что они созданы человеком, они артефакты. А в том, что известно, как они работают, нет вопроса, ответ на который до сих пор не получен. Мы можем изучать артефакты с целью их датировки, атрибуции, определения их назначения (если это ископаемый археологический объект), уточнения какого-то исторического события и со многими другими целями. И такое изучение будет научным. Это касается не только древних предметов. Может понадобиться изучение рукотворной системы, если ее поведение, например, отклонилось от прогнозируемого при создании. Скажем, она оказывает на какие-то элементы среды неожиданное влияние или неожиданным образом реагирует на проявления среды. Такое изучение, если в его основе лежит сформулированная научная проблема, тоже будет научным.

2. Форма научной деятельности

  • Если выкладки основаны только на логике, а не на фактах, то деятельность не может претендовать на то, что она научная. Высказав гипотезу по ключевому вопросу исследования, мы обязательно должны проверять ее на предмет соответствия фактически наблюдаемому положению дел. Если такая проверка имеет место и соответствует критерию «совместимость», то есть гипотеза анализируется на предмет того, как она соотносится с ранее существующим состоянием вопроса, то исследование начинает выглядеть научным. Именно поэтому исследование без раздела «история вопроса» всегда выглядит, как минимум, подозрительно, а как правило, эти подозрения оправданы и исследование нежизнеспособно. Если исследование эмпирично и «совместимо», научная общественность предъявит к нему требование критичности – собственные и чужие результаты должны подвергаться сомнению и проверке. Результаты исследования, не вписанного в существующую парадигму (противопоставленность ей – тоже вписанность), в любом случае не будут иметь веса, поэтому и требования критичности предъявлять никто не будет. Не говоря уже о гипотезе, которую исследователь сам даже не удосужился проверить практикой.
  • Только в случае наличия признака применения специального инструментария (приборов, методов и приемов) имеет смысл предъявлять требование верифицируемости. Хотя само по себе наличие этого признака, конечно, ее не гарантирует.
  • Принципам простоты, консерватизма, универсальности и красоты в части формы исследования как процесса никакие требования не соответствуют, так как на стадии процесса исследования они, как правило, просто не становятся достоянием общественности, это вопрос скорее самоконтроля. Исследователь должен понимать, что чрезмерное усложнение и необоснованное новаторство весьма вероятно приведут к неконтролируемой ошибке, сосредоточенность на одном (или одной группе) объектов исследования, а не на классе может дать искаженный результат, а некрасивое рассуждение скорее всего неверно. Но до тех пор, пока не будет создано исследование как научный продукт, это понимание останется фактом биографии исследователя, никто с него ничего по этому поводу не потребует. Кроме учебных проектов, конечно, предпринимаемых для выработки навыков.

3. Содержание научного текста

  • Если объект описывается не как реально существующий, то как научное описание такое рассматриваться не будет. Если описываемое как реально существующее описывается системно, то это, вероятно, научное описание. Тогда к нему предъявляется требование объективности. То есть не я вижу объект таким-то, для меня он такой-то и на меня он таким образом воздействует, а «вообще», для всех (или хотя бы «для всех, кто…»). Отсюда вытекает странная особенность – многие исследователи полагают, что их текст выглядит объективнее, если писать «мы» вместо «я». Конечно, это не делает текст объективнее, а вот подозрение в множественности личности автора зарождает.
  • Если текст излагает гипотезу или теорию, он, вероятно, научный. К такому тексту предъявляется требование обоснованности. Теория, не подкрепленная доказательствами, будет носить научный характер, но не будет удовлетворять требованиям к качеству работы.
  • Если гипотеза или теория, изложенная в тексте, введена в контекст остальных существующих гипотез или теорий по данному или по смежным вопросам, то есть текст соответствует критерию совместимости, он определенно научный. В этом случае к нему предъявляется требование верифицируемости – в нем должны быть даны инструменты для проверки, дающие возможность убедиться в том, что выводы получены так, как утверждает исследователь.

4. С точки зрения формы научный текст характеризует всего одна цепочка:

  • Если текст не отвечает принципам простоты, консерватизма, универсальности и красоты, есть основания сомневаться в его научности. Если отвечает и при этом написан на языке, характерном для данной науки (соответствует критерию дискурсивности), то он, вероятно, научный (по форме! Речь идет о форме!). В этом случае к нему предъявляется требование определенности и постоянства понятий.

Может возникнуть вопрос, что́ мешает собрать цепочки иначе и соединить характеристики теми же словами, но в другом порядке. Цепочки построены на основании содержания входящих в них характеристик. Проверить, правильно ли они составлены, если в этом есть сомнение, можно, попробовав составить их иначе и посмотрев, более или менее логичные шаги получаются в этом случае. При наличии интереса со стороны учащихся такое задание – «покрутить» цепочки – можно дать в качестве задания на дом.

Второй вопрос, который может возникнуть, – это вопрос о пустых клетках. Почему не все цепочки трехчленны?

В науке сложилось представление о достаточности этих характеристик для оценки научного и отличения его от ненаучного. Однако в качестве упражнения будет полезно попробовать сформулировать характеристики для пустых ячеек. Практического смысла в этом нет, но это интересное упражнение. Более того, нет нужды скрывать, что составление этой таблицы тоже является не более чем упражнением в чтении и анализе источников информации. Практический смысл из нее извлечь можно (например, именно цепочки помогут найти корень проблемы, а не устранять следствие из недостатка вместо него самого), но без нее можно обойтись, руководствуясь просто сплошным перечнем признаков научности или вообще следуя своей интуиции. Однако, с одной стороны, это поможет настроить группу на специфичный для исследовательской работы способ чтения текста – с восприятием его не как вещи в себе, а в соотнесенности с другими, говорящими о том же предмете с разных сторон или разными словами, либо частично (а то и полностью) противоречащими ему. С другой стороны, то, насколько это задание окажется для учащегося простым или, напротив, сложным, позволит оценить степень его готовности к аналитической работе, а то, какой отклик встретит в каждом из учащихся такое упражнение, может дать им самим и преподавателю основания для предположения о склонности к анализу в чистом виде как самоценному занятию.

Далее этой таблицей (или таблицей одного из учащихся, выбранной в качестве наиболее удобной и наглядной) мы будем пользоваться при анализе научных текстов и процессов исследования, а также при проведении собственных исследований и фиксации их результатов.


Кнопка связи