Тема 5. Метод, методика, методология, научное направление (11/34, 1/2)

Здравствуйте.

Наша сегодняшняя тема – понятия «метод», «методика», «методология» и «направление».

Есть популярная реприза – табурет, кресло, диван, лексус – что лишнее? Все, кроме лексуса, – лишнее.

Также и с направлением – это понятие в ряду, формирующем название данной темы, стоит особняком, и в то же время именно с него имеет смысл начать.

К сожалению, общее для всех этих понятий свойство – катастрофическая неопределенность, совершенно разные трактовки, существующие параллельно и не вытесняющие друг друга вопреки требованию прогрессивного развития. Понятие «направление» («научное направление», «направление исследований») эта неопределенность тоже характеризует. Даже вводя довольно узкие поисковые запросы типа «научные направления в физике», мы получим разные результаты, сводимые преимущественно к двум группам.

Первая группа результатов будет так или иначе сводиться к тому, что направления физики – это теоретическая, прикладная и экспериментальная, а вторая группа КЛИК – к тому, что направления физики – это оптика, механика, акустика и т. д.

Более того, в устной беседе с учеными, утверждающими, что считают верной первую группу результатов, можно услышать слово «направление» именно в отношении разделов физики – тех самых атомной физики, физики конденсированных сред и аналогичных, то есть того, что называется направлениями во второй группе результатов. Это говорит о том, что мы имеем дело не с разными подходами, а именно с неопределенностью, с недетерминированностью термина.

Это закономерно, хоть и огорчительно, потому что такое употребление нормально для слова «направление», его семантика довольно абстрактна, а терминологические его употребления не лежат в основе никакой фундаментальной теории, поэтому у них просто нет повода кристаллизоваться и устояться. Проще говоря, никому не нужно, чтобы эти термины определились и сформировались в единую и непротиворечивую понятийную систему.

Нет такой задачи и у этого курса.

Про такие недотермины можно сказать, что они носят дискурсивный характер, определяя принадлежность употребляющего их человека к своим или не своим. Поэтому для успешной интеграции в научное сообщество не «вообще», а в отношении конкретной науки и научной парадигмы (об этом прекрасном понятии будет сказано чуть позже) достаточно понять основания принципиальных различий в трактовке таких понятий и принять позицию того общества, частью которого мы хотим стать.

В отношении идиомы «научное направление» наш с вами вариант будет таким.  

«Направлениями» называем глобальные научные области, КЛИК характеризующиеся особенностями предмета, набором основных методов, аксиоматикой и терминологией. Предметные же области внутри направлений называем «разделами» или любым другим удобным общеупотребительным словом, например, собственно «предметные области», вполне употребительное и дискурсивное словосочетание.

Главное, что необходимо иметь в виду в нашем случае, – это то, что как наука защита информации находится в стадии становления, фундаментальной теории защиты информации с собственной аксиоматикой не построено (попытки ее построения мы разбирали в теме определений).  Поэтому говорить с достаточными основаниями о наличии научных направлений в защите информации – не совсем справедливо.

Однако уже сложились направления научных исследований, которые в дальнейшем должны стать научными направлениями. Это:

  • контроль доступа к средствам вычислительной техники (СВТ);
  • разграничение доступа субъектов к объектам;
  • криптография;
  • защита информационных технологий.

Из них криптография в настоящее время наиболее близка к тому, чтобы считаться сложившимся и устоявшимся научным направлением. В криптографии есть разделы – квантовая криптография, инженерно-криптографический анализ и т. п.

Остальные три направления в настоящее время являются больше техническими, чем научными, однако без строгой научной базы технические подходы обречены на фрагментарность, поэтому они же – те же направления – и должны являться (и являются) направлениями научных исследований.

Если сформулировать предельно упрощенно, то контроль доступа к СВТ – это исследование архитектурных уязвимостей компьютеров и выработка методов их коррекции (таким методом может быть применение резидентного компонента безопасности (РКБ), может быть изменение архитектуры – это разделы внутри направления, которые, напомню, тоже могут в определенных контекстах называться направлениями).

К слову, контроль доступа к СВТ традиционно называется «защита от НСД», но эта формулировка, хоть и является устоявшейся, порождает смысловую путаницу, так как тот доступ, против которого направлено разграничение доступа субъектов к объектам, тоже, вообще говоря, является несанкционированным; эта путаница порождает, в свою очередь, смешение этих направлений, что неприемлемо, так как у них разные предметы, за ними стоит разная техника.

Разграничение доступа субъектов к объектам – это исследование закономерностей существования компьютерных систем на уровне программного обеспечения – системного (операционная система) и прикладного (пользовательские приложения).

Защита информационных технологий – это направление самое новое, введенное в научный оборот буквально лет 10-15 назад, и оно базируется на том, что информационная технология (упорядоченная последовательность операций над данными) – это отдельный объект защиты, в отношении которого должны использоваться отдельные методы и средства.

Отнесения (разумеется, аргументированного) своего исследования к одному из этих направлений будет достаточно для демонстрации своей квалификации по этому вопросу на уровне диплома или учебно-научной исследовательской работы.

Для общего фона и более свободного владения понятием «направление» может быть целесообразно ознакомиться с фрагментом книги П. В. Таванца «Суждение и его виды». В этой книге в довольно своеобразной форме (с которой, скорее всего, современные учащиеся никогда в жизни не сталкивались, и хочется верить, что это будет единственный случай, когда столкнутся) большое внимание уделяется тому, какие научные (вообще говоря, философские, хотя прямо об этом не говорится, но все же книга по логике, а логика относится традиционно к философии) направления приемлемы или неприемлемы, конструктивны или спекулятивны. И все это в отношении суждения.

В приведенном в материалах для чтения к этой теме фрагменте книги Таванца так много поражающих воображение особенностей советского научного дискурса, что в его реальность трудно поверить, а слушатели, владеющие русским языком не как родным, скорее всего, вообще ничего в нем не поймут. Однако если отвлечься от формы подачи материала, можно обнаружить, что в итоге все рассуждение приходит к тому, что все направления в конечном счете определяют суждение одинаково – с учетом дискурсивных особенностей каждого конкретного направления. При этом накала борьбы данный факт не снижает и не может снизить (в частности, там прямо говорится, что одного того, что некоторое определение верно, еще не могло бы быть достаточно для его принятия представителями разных направлений).

Это очень показательно сразу в двух разных аспектах: с одной стороны, это подтверждает, что за результат исследования «отвечает» не направление и даже не научная школа или парадигма, а добросовестное применение научной методологии конкретным добросовестным исследователем, а с другой – подчеркивает роль этих самых дискурсивных особенностей во всем, что связано с людьми, в том числе и в науке – для того, чтобы стать «своим» недостаточно просто получить тот или иной результат, нужно еще «правильно себя вести». Начинающим ученым в силу возраста и темперамента свойственно недооценивать значимость этого фактора. «Дергать кошку за усы», например, затевая дискуссию о языках программирования или по другим аналогичным «культурным» вопросам, можно и нужно в тех случаях, когда это для чего-то полезно, и только в таких.

В то же время нельзя отрицать, что замыкание в собственном дискурсе может служить (и часто служит) исследователям дурную службу. Примирить стремления не нарушать неписаных правил и выходить за всяческие рамки и границы – можно.  Довольно продуктивным видится, например, использование для проверки жизнеспособности своего теоретического построения наложения понятийной системы не другой научной школы, а вообще другой отрасли знаний. Этот прием проиллюстрирован в дополнительных материалах к этой теме, так как разбор конкретного примера было бы сложно воспринять на слух в деталях, а тут важны именно они.

В следующем ролике поговорим об обещанных парадигмах и о методах научного познания.


Кнопка связи