3.3.2. Возможность применения норм вещного права в сфере электронного взаимодействия

Правовые нормы в сфере электронного взаимодействия должны регулировать общественные отношения между субъектами, причастными к обмену электронными документами. Правоотношения субъектов, взаимодействующих при помощи ЭлД, целесообразно рассматривать в рамках вещного права.

Вещное право — субъективное гражданское право, объектом которого является вещь. Лицо, обладающее вещным правом, осуществляет его самостоятельно, не прибегая к содействию других (обязанных) лиц. Собственник вещи владеет, пользуется и распоряжается ею по своему усмотрению в пределах, установленных законом [7].

В правовом пространстве электронное взаимодействие можно интерпретировать как отчуждение прав собственности, владения, распоряжения и пользования электронным документом от одного субъекта к другому. В общем случае к технологическому циклу электронного взаимодействия причастны следующие категории лиц: Автор, Отправитель, Исполнитель, Получатель и/или Пользователь электронного документа. Не всегда Отправителем документа является Автор, а Получателем — Пользователь, так что взаимодействие субъектов отражается цепочкой: Автор/Отправитель – Исполнитель –Получатель/Пользователь.

Создание ЭлД осуществляется субъектом–Автором в электронной среде. Ранее было показано, что, поскольку человек находится вне рамок электронной среды, электронный документ может быть сформирован только из уже имеющихся в электронной среде «заготовок»: элементарных документов (знаков) и/или ранее сформированных иных входных документов. Роль субъекта–Автора заключается в задании машине множества входных ЭлД, правил (алгоритмов) выбора из него нужных входных документов, алгоритмов формирования требуемого выходного документа на основе обработки и преобразования выбранных входных ЭлД.

Если автор создает оригинальный документ, то он формируется компьютером из множества элементарных, «маленьких» документов, отображающих алфавитные и цифровые знаки. Если документ создается на основе компоновки хранящихся в ЭВМ фрагментов, то в множество входных документов включаются эти фрагменты. Например, документы, сопровождающие процесс получения денег в банкомате, имеют стандартную форму. Они создаются посредством выбора из уже имеющихся в машине «заготовок» и последующей корректировки последних, процесс запускается при вводе автором карточки в банкомат, наборе соответствующего пин-кода и запрашиваемой суммы.

В любом случае автора можно считать собственником созданной им вещи — документа; он имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему документом по своему усмотрению и в своих интересах непосредственно в пределах закона и независимо от воздействия других лиц. Кстати, компьютерные вирусы препятствуют реализации прав собственности автора, и потому их изготовление, реализация и распространение являются противозаконными.

Формирование документа происходит при использовании программно–технических средств, принадлежащих, в общем случае, не автору, а другому лицу, физическому или юридическому, будем называть его Исполнителем. Да и входные документы, хранящиеся в машине, принадлежат Исполнителю на правах собственности или владения. В правовом плане Исполнитель оказывает Автору услугу по изготовлению ЭлД по «чертежам и плану Автора». В свою очередь, по завершении создания документа Автор как собственник отчуждает Исполнителю свое право владения (но не собственности!) принадлежащего ему имущества–документа, обеспечивая возможность выполнения Исполнителем соответствующих поручений, например, в части хранения, передачи (перевозки) и доставки документа адресату, его защиты, копирования ЭлД и т.д.

Исполнитель может привлечь в качестве субподрядчиков других Исполнителей, отправляя документ Автора для выполнения соответствующих технологических операций, которые не может выполнить самостоятельно. Тогда Исполнитель выполняет функцию Отправителя документа, а субподрядчик — функцию Получателя. При взаимодействии отправитель играет роль Владельца документа и отчуждает все или часть делегированных ему прав владения в пользу субподрядчика. Но это, в принципе, не меняет сути дела, взаимодействие Автора и Получателя/Пользователя реализуется при посредничестве Исполнителя.

Выполнив поручения Автора, Исполнитель передает документ адресату. При этом Автор как собственник может передать право владения документом полностью или частично, тогда адресат становится Получателем документа. Либо право владения сохраняется за Автором, и адресату отчуждается, полностью или частично, только право пользования ЭлД, тогда адресат является Пользователем документа. Применение электронного платежного поручения основано на передаче права владения, Получатель как владелец имеет возможность (после исполнения поручения) аннулировать или погасить документ, чтобы он не использовался вторично. ЭлД многократного действия, например, текст закона, предоставляется только в пользование, воздействовать на документ Пользователь не имеет право.

Приведенная схема взаимодействий субъектов посредством электронного документа намеренно упрощена, но позволяет выделить концептуальные положения в правовых аспектах электронного взаимодействия. Подход с позиций вещного права обеспечивает правовую досягаемость электронного документа в течение всего жизненного цикла: всегда можно выделить конкретное юридическое или физическое лицо, отвечающее за текущую ситуацию электронного взаимодействия. Разумеется, многообразие возможных ситуаций не позволяет регулировать отношения участников взаимодействия только в рамках публичных договоров и публичного права, в ряде случаев необходимы персонифицированные договора и соглашения непосредственно между ними. Но основная масса вопросов может быть «снята» хорошо отработанными публичными нормами.

Приведем в качестве иллюстрации два полярных примера «машинного» и «ручного» создания ЭлД: актуализация счета клиента, формирование письма. Практически любая схема создания электронного взаимодействия может быть представлена как их композиция.

Собственником и владельцем электронного расчетного счета клиента является банк. Актуализация счета формально есть создание нового ЭлД, иначе приходим к абсурдной возможности изменения документа в течение жизненного цикла. Собственником и владельцем электронного платежного поручения является клиент, который, оставаясь собственником, отчуждает свое право владения и передает его банку. Банк, не являясь собственником поручения, не вправе его менять, но может им пользоваться, распоряжаться, аннулировать.

Операции, которые должны быть выполнены с принадлежащими банку входными ЭлД (счет и поручение), априорно заданы банком в прикладной программе: — «Копировать определенные позиции в поручении, найти счет, вставить эти позиции на заданные места в счете, выполнить арифметические операции, погасить поручение». В результате формируется новый выходной ЭлД — актуализированный счет, собственником и автором которого является уже банк. Весь цикл формирования происходит в рамках электронной среды, не требуется восприятия ЭлД субъектом–человеком.

При «ручном» создании ЭлД–письма процесс реализуется итеративно. Пусть автором уже сформирован фрагмент текста — являющийся его собственностью входной ЭлД–фрагмент. Автор, используя находящиеся в его распоряжении инструментальные средства, очередным нажатием клавиши создает еще один принадлежащий ему входной документ: ЭлД–знак. Далее Автор применяет находящийся в его пользовании объект электронной среды, текстовый процессор, который дополняет входной фрагмент знаком и создает новый, выходной фрагмент. Новый фрагмент также принадлежит автору, поэтому процесс можно повторить, пока не будет сформирован итоговый документ, который по построению является собственностью автора. И здесь можно не выходить за рамки электронной среды, аналоговое отображение создаваемого документа на мониторе формально не является необходимым.

Итак, мы приходим к следующим выводам.

Созданный субъектом–Автором ЭлД является его собственностью и его владением. Собственник ЭлД несет ответственность в рамках закона за его содержание.

В правовом смысле для реализации электронного взаимодействия достаточно допустить отчуждение прав владения или пользования (полностью или частично) от прежнего Владельца к новому Владельцу или Пользователю.

Пользователь не имеет права владения документа и, следовательно, не имеет права воздействия на документ

При переходе ЭлД от Собственника к Владельцу должны отчуждаться только права владения, но не права собственности. Новый Владелец не может менять определенные фрагменты ЭлД. То, что обычно понимается под «содержанием и обязательными реквизитами» документа, это право собственности. Передав права владения другому Владельцу, Собственник также утрачивает право коррекции отчужденного ЭлД. Соблюдение прав собственности и владения документом гарантирует отсутствие искажений в ЭлД в течение жизненного цикла. При нарушении прав собственника и/или владельца обеспечивается правовая платформа для предъявления претензий нарушителю.

Процедура отчуждения ЭлД от одного Владельца к другому может быть неоднократной. Правовая платформа для сохранения потребительских свойств документа в таком случае обеспечивается при выполнении следующего положения.

Владелец–отправитель несет ответственность за характеристики ЭлД перед Исполнителем, а Исполнитель — перед Владельцем–получателем.

Для ЭлД–оригинала положение очевидно, более сложной кажется ситуация передачи «копии» хранящегося ЭлД. На самом деле, процедура формирования ЭлД–копии, по существу, подобна созданию ЭлД–оригинала. Собственником при передаче Владельцу ЭлД–оригинала предоставляется право копирования в рамках Закона и/или соответствующего соглашения. Право копирования есть право изготовления на основе единственного входного ЭлД нового документа, называемого ЭлД–копией, такого, что фрагменты входного (оригинал) и выходного (копия) документов, называемые «содержанием», одинаковы.

С правовой точки зрения это разные документы: ЭлД–копия есть собственность Владельца ЭлД–оригинала, но не Автора; ЭлД–копия по сравнению с ЭлД–оригиналом имеет дополнительные атрибуты, отличные от первоисточника, позволяющие аутентифицировать не только Автора оригинала, но и Владельца–создателя копии, и т.д. Фактически мы имеем дело с определенным расширением авторского права. Авторское право есть объект гражданских прав, хотя Законом [35] и не распространяется в явном виде на документы.

Собственником ЭлД–копии является Владелец ЭлД–оригинала. Владелец ЭлД–оригинала несет ответственность в рамках закона за  ЭлД–копию.

Электронный документ есть результат некоторой работы или услуги, оказываемой Исполнителем в рамках закона Владельцу(ам) ЭлД. Исполнитель не имеет права распоряжения и пользования ЭлД.

При отчуждении ЭлД правовые отношения между Владельцем(ами) и Исполнителем должны регулироваться соглашением (в том числе, публичным договором).

Исполнитель ЭлД несет ответственность перед Владельцем(ами) ЭлД и законом за согласованные с Владельцем(ами) объем и качество работ по изготовлению и сопровождению ЭлД.

Из предыдущего становится очевидным, сколь многогранными могут быть правоотношения субъектов, причастных к реализации электронного взаимодействия. Здесь взаимоотношения заказчика и исполнителя, потребителя и изготовителя, компаньонов и посредников и др. Конечно, когда сектор действенности электронного документа ограничен рамками одного юридического лица, например, в корпоративных информационных системах, то правовое регулирование возможно административным путем. Но уже в близкой перспективе примет массовый характер межкорпоративное электронное взаимодействие, достаточно отметить внешнеэкономические связи. Дальнейшее успешное регулирование этой сферы на основе административных методов явно проблематично.

Создание специализированной нормативно–правовой базы требует не только значительных ресурсов, но, самое главное, большого времени для шлифовки ошибочных, неоднозначных или неконкретных положений, что в условиях беспрецедентных темпов развития информационных технологий недопустимо. Проведенный в анализ разрабатываемых федеральных законопроектов достаточно убедительно подтверждает тезис. Целесообразным является отнесение электронного документа к одной из известных юридических категорий, что позволило бы использовать наработанную и отшлифованную многолетним применением правовую базу, разумеется, с уточнениями, отражающими принципиальную специфику электронного документа.

При анализе дуализма документа показано, что вещный аспект электронного документа существенно значимее, чем такой же аналогового. Установлено, что при электронном взаимодействии отношения субъектов достаточно адекватно моделируются передачей (отчуждением) прав собственности, владения, пользования от одного субъекта другому. Действующий Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 20.02.95 г. [23] предусматривает «… право собственности  на отдельные документы и отдельные массивы  документов». В статье 6 Закона информационные ресурсы рассматриваются как элемент состава имущества и объект права собственности юридических и физических лиц. Устанавливается, что информационные   ресурсы  могут  входить в состав имущества, быть  товаром.

Вытекающие из концепции действующего Закона [23] и развитые в настоящем разделе положения дают веские основания считать, что, с непринципиальными ограничениями, электронный документ можно рассматривать как объект гражданских прав. Преимущества применения развитой юридической базы столь велики по сравнению с созданием специального правового обеспечения электронного взаимодействия «с нуля», что подобная правовая интерпретация, какой бы спорной она не казалась на первый взгляд, должна быть тщательно исследована специалистами.

Объекты гражданских прав (ОГП) — материальные и нематериальные блага, по поводу которых возникают гражданские правоотношения. Согласно ст. 128 ГК РФ к ОГП относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага. Объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте [7].

Любой ЭлД уникален, не может существовать идентичных ЭлД, нескольких экземпляров ЭлД. Таким образом, документ определяется однозначно, ЭлД находится в собственности, владении, пользовании субъекта, по поводу ЭлД возникают гражданские правоотношения, связанные с переходом от одного Владельца к другому. Если ЭлД не изъят или не ограничен в обороте, то документ может свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому, в том числе в порядке универсального правопреемства.

Можно также считать, что публичные электронные документы обладают свойством оборотоспособности, документы с ограничением доступа, конфиденциальные, секретные документы — ограниченной оборотоспособностью. Возможность перехода от одного владельца другому правовых, управленческих, коммерческих ЭлД ограничивается, что должно быть законодательно уточнено.

Оборотоспособность — свойство объектов гражданских прав (ОГП), заключающееся в возможности их перехода от одного лица к другому по договору купли-продажи, мены или дарения либо в порядке универсального правопреемства (в форме наследования или реорганизации юридического лица). ОГП делятся на три группы: свободно обращающиеся объекты; ограниченные в обращении; полностью изъятые из оборота. Свободное обращение ОГП — общее правило, а ограничение и тем более полное изъятие из оборота — исключение. Ограничение оборотоспособности выражается в том, что соответствующие виды объектов могут принадлежать только государственным организациям, либо только гражданам и юридическим лицам РФ, либо находиться в обороте только по специальным разрешениям.

<<Назад   Оглавление   Далее>>