3.3.1. Дуализм электронного документа — документ как информация и документ как вещь (предмет)

Определение документа в аналоговой среде: — «Идентифицируемая информация, закрепленная созданным человеком способом для ее обработки, передачи и хранения во времени и пространстве» — выделяет два главных аспекта документа. С одной стороны, документ есть информация, т.е. нечто нематериальное. С другой стороны, не просто информация, а «закрепленная» информация, что автоматически означает материальную реализацию. Уже здесь отслеживается двойственная природа, дуализм документа: документ как информация; документ как вещь, предмет — нечто, на чем эта информация «закреплена».

Вещь в праве — предмет внешнего (материального) мира, находящийся в естественном состоянии в природе или созданный трудом человека; основной объект имущественного правоотношения. В гражданском праве деньги и ценные бумаги также признаются вещью.

Выделение двух аспектов документа неявно означает их сравнительную независимость друг от друга. Документ характеризуется совокупностью параметров, одна часть из которых отражает информационную сторону документа, другая — вещную. Разумеется, эти параметры взаимосвязаны, но их локализация в аналоговом документе достаточно очевидна. Параметры АнД как предмета достаточно очевидны: структура, размеры, форма, цвет носителя — листа бумаги; шрифт, почерк, стиль графического размещения текста; цветовой фон, способ печати и др. Эти параметры инвариантны к собственно информации, постоянны в широком диапазоне варьирования смысла, сущности, содержания документа.

Указанные вещные характеристики есть часть подмножества атрибутов в модели документа в виде множества. К атрибутам относятся и другие параметры, традиционно называемые реквизитами аналогового документа. Большинство из них также инвариантно к информации и может быть причислено к вещным параметрам, но некоторые отражают сугубо информационный аспект и должны быть включены в содержание как служебная (справочная) информация, в частности информация, идентифицирующая прохождение и исполнение документа. Список возможных реквизитов аналогового документа регламентируется ГОСТом 6.30-97 «Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно–распорядительной документации. Требования к оформлению документов» [31].

Можно утверждать, что вещный аспект аналогового документа отражается его атрибутами. Мы уже отмечали, что, фигурально выражаясь, атрибуты документа играют роль той материальной «коробочки», которая упаковывает нематериальную и бесплотную информацию (знание!?), названную нами содержанием АнД: обеспечивает ее целостность, доступность, сохраняет конфиденциальность, позволяет аутентифицировать, придает ей индивидуальность оригинала или копии. Так что подобный вывод имеет достаточные предпосылки, как физические, так и смысловые.

Информационный аспект аналогового документа «спрятан» в графике знаков и далеко не так очевиден, как вещный. В аналоговой среде информационный и вещный аспекты физически связаны настолько прочно, что обычно не имеется возможности их разделения. Применительно к электронному документу сразу возникает вопрос: — «А где же «спрятана» вещь в ЭлД?». Ведь электронный документ нельзя представить как предмет некоторой фиксированной формы, размеров, окраски и т.п. Более того, ранее показано, что даже говорить о фиксации активизированного ЭлД нельзя, а предмет всегда можно зафиксировать. Ответ на поставленный вопрос определяется задачами, решение которых обеспечивается вещной стороной документа.

Нас интересуют не физические характеристики документа, а совокупность прав по его использованию как вещи, что далеко не одно и то же. По гражданскому законодательству РФ как недвижимые вещи рассматриваются земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, сооружения [7]. Выделение двух сторон документа фактически подразумевает два класса задач, решаемых в процессе документооборота, соответственно, в рамках информационного или вещного аспекта.

Из анализа аналогового документа как вещи следует, что вещный аспект электронного документа также должен также отражаться его атрибутами. Но здесь возникает вопрос, а чем существенным, с позиций объекта программно–технической среды, отличаются атрибуты от содержания документа при его отображении в электронном виде? В электронной среде, в отличие от аналоговой, физическая реализация атрибутов и содержания документа одинакова, «одни и те же» двоичные сигналы. Показано, что документ можно представить в виде множества элементов и что информация, содержание, выделяется маркировкой, окраской элементов некоторого подмножества этого множества. Для аналоговой среды принципиально, что маркировка производится самим субъектом, воспринимающим документ, выполняется на неформальной основе, базируясь на накопленных им знаниях.

Объект электронной среды знаниями не обладает, поэтому маркировка элементов подмножества как содержания задается заранее внешней силой.  Сами по себе объекты электронной среды не могут отличить атрибуты от содержания, компьютер не понимает «смысла, знания» — отличительной характеристики информации в мире человека. Все более и более изощренные алгоритмы обработки электронных сигналов лишь имитируют мышление, так же, как «умное» лицо студента иногда имитирует понимание лекции. Машине все равно, содержание или атрибуты она преобразует, ведь и различные виды атрибутов ЭлД также маркируются извне, например, позиционированием или специальной последовательностью символов начала и конца отображения атрибута.

Так что в общем случае электронный документ представляет собой последовательность, состоящую из окрашенных различным образом «кусков», причем «цвет» кусков, вообще говоря, не имеет значения, так как определяется априорным соглашением субъектов–участников электронного взаимодействия. Поменяем соглашение, поменяется маркировка, и то, что ранее считалось «содержанием», машина будет интерпретировать как некий атрибут, и наоборот. С позиций объектов электронной среды, в электронном документе отсутствует качественное отличие между содержанием и атрибутами. В зависимости от конкретной постановки задачи можно считать документ либо вещью, либо  информацией.

В электронной среде половинчатое мнение не существует, среда допускает только однозначный ответ. Если решается задача передачи документа в условиях помех, то ЭлД можно считать информацией. Но если рассматриваются правовые аспекты, то вещный аспект электронного документа явно доминирует над информационным аспектом. Электронный документ можно интерпретировать как некоторое изделие, пусть и в весьма специфической форме, состоящее из системы взаимно увязанных и качественно однородных блоков и деталей. Формально (а в электронной среде неформальных подходов не бывает!) обработка ЭлД не требует сохранения информации, смысла, но требует обеспечения (вычислимой) изоморфности преобразований фрагмента, маркированного как содержание ЭлД. Электронный документ имеет значительно большие основания считаться только вещью, чем АнД.

<<Назад   Оглавление   Далее>>