2.3. Системные особенности электронного документа

2.3.1. Сектор действенности документа

Любой  документ значим, действенен только при наличии конкретных социальных, экономических, технических условий, совокупность которых наблюдается, вообще говоря, не во всей среде существования, а в некоторой ее части, секторе действенности документа. Информационное взаимодействие в аналоговой среде базируется на восприятии и обработке документа мыслящими субъектами. Конструктивность взаимодействия обеспечивается системой понятий, основанных на огромном, по сравнению с ЭВМ, объеме знаний человека, накопленных им в процессе предварительного обучения и практической работы. Эти знания являются контекстом терминологии в аналоговой среде, обеспечивающим адекватное понимание терминов и понятий, трактовка которых допускает известный произвол, неоднозначность, неизбежные в силу приблизительности, похожести образного мышления.

Основной задачей документа является обеспечение правовой функции — документ признается законом или нормативно–правовыми актами как формальное подтверждение (юридического) факта.

Юридический факт есть предусмотренные в законе обстоятельства, при которых возникают, изменяются, прекращаются конкретные правоотношения между участниками информационного взаимодействия. По характеру последствий различают правообразующие, правопрекращающие и правоизменяющие юридические факты [7].

Строго говоря, признание того или иного факта юридическим определяется государственными институтами. Поэтому далее будем говорить о подтверждении «факта», понимая последние как предусмотренные формальными и неформальными правилами, обычаями, менталитетом определенного круга субъектов обстоятельства, являющиеся формальным основанием изменений отношений между участниками взаимодействия, входящими в этот круг субъектов. Если круг субъектов есть государство, то «факт» становится «юридическим фактом». Записка с просьбой передать курьеру определенную сумму денег для доставки отправителю является достаточным основанием в рамках сложившегося коллектива, но не в рамках закона. Курьер, конечно, может утверждать, что никаких денег не получал, и закон здесь бессилен. Однако в коллективе потеря репутации курьеру обеспечена, здесь также существует определенная шкала неявных наказаний и поощрений.

Определяя правовой документ как формальное подтверждение факта, мы тем самым расширяем круг участников информационного взаимодействия. Помимо непосредственных участников, неявно вводится некий институт, незримо определяющий, каким требованиям должны удовлетворять содержание и атрибуты документа для того, чтобы последний считался формальным подтверждением. Кто-то «посторонний», существующий объективно, вне участников, должен решать, является ли данное отображение информации документом или нет. Необходим арбитр, третейский судья, занимающий более высокий уровень иерархии по отношению к участникам взаимодействия и решающий в спорных ситуациях, какое конкретно сведение содержится в данном документе. Подобная предпосылка неявно просматривается и в работах других авторов, например, в работах [68, 69] вводится «надсистема» документа, понятие, где-то эквивалентное сектору действенности.

Арбитр должен иметь право и возможность воздействия на участников спора, поощряя их действия в случае «правильной» трактовки документа и наказывая за ошибочную. Воздействие обеспечивается обществом, точнее его частью — сектором действенности документа. Для этого в секторе имеются соответствующие институты: взаимное недовольство, если документ — частное письмо; низкая оценка на экзамене, когда документ — учебник; выговор или лишение премии, если документ — распоряжение руководства фирмы; гражданская, административная или уголовная ответственность, когда сектор действенности документа есть государство.

Можно ли считать таким арбитром всю среду существования аналогового документа, устанавливающую правила обработки, хранения и передачи  информации, представленной в образной форме? Специфика документов настолько различна, что в общем случае это невозможно. А вот некоторую, соответствующим образом специализированную для данного класса документов, часть среды существования — можно. Приходим к понятию сектора действенности документа. Именно в адекватном документу секторе действенности реализуется назначение документа: элементам сектора, участникам информационного взаимодействия, предоставляются в соответствии с содержанием документа права и/или налагаются обязанности.

Понятие документ имеет смысл только при явном или неявном задании его сектора действенности. Документ определяется как пара: сектор действенности и информация, оформленная в соответствии с правилами сектора действенности.

Сектор действенности аналогового документа — максимальное замкнутое подмножество элементов (субъектов) среды существования, характеризующееся едиными, обязательными для всех его субъектов, явными и неявными правилами оформления документа и трактовки прав и обязанностей, которые предоставляются и/или налагаются таким документом на участников информационного взаимодействия.

В рамках сектора действенности документ признается фактом — формальным основанием для возникновения, изменения, прекращения конкретных отношений между элементами сектора — субъектами/объектами информационного взаимодействия.

Разобравшись с аналоговой средой, можно перейти к электронной и рассмотреть понятие сектора действенности электронного документа. При этом рассматриваются только прямые участники электронного взаимодействия, объекты электронной среды, реализующие собственно процессы обработки и преобразования ЭлД. Подмножество электронной среды образуется некоторой совокупностью программно–технических средств вычислительной техники. Замкнутость означает, что эти средства объединены в единое целое, представляют собой изолированную информационно–вычислительную систему или подсистему, за пределы которой электронный документ не выходит. Можно построить иерархию секторов действенности ЭлД. Например, папка «мои документы», персональный компьютер, локальная подсистема корпоративной системы, корпоративная система, совокупность систем и т.д.

Правами и обязанностями неодушевленные объекты обладать не могут, но можно говорить о возможностях и ограничениях, накладываемых сектором действенности на его компоненты. Точно так же как и в аналоговой среде, эти возможности и ограничения определяются «внешней силой» относительно объектов сектора действенности ЭлД. Но здесь эту роль играет не общество, как ранее, а субъект, определяющий состав и конфигурацию инструментальных средств, программно–техническую базу, правила доступа, алгоритмы и дисциплину формирования, обработки, передачи и хранения ЭлД в системе.

Прямыми участниками электронного взаимодействия являются неодушевленные объекты сектора, но не субъекты, находящиеся вне сектора действенности ЭлД. По существу, мы имеем определенное подобие электронного и аналогового секторов действенности. Некоторый произвол, разрешаемый субъектам аналогового сектора, не имеет качественного отличия по сравнению с жесткостью, однозначностью ограничений на действия объектов сектора действенности ЭлД. При ближайшем рассмотрении «свобода» в аналоговой среде не столь уж и велика. Например, распоряжение прибыть к 1700 устанавливает диапазон безнаказанности буквально в несколько минут, хотя прямо и не указано, что подразумевается местное время, а не, например, гринвичское.

В соответствии с заложенными «свыше» правилами, заданным алгоритмом, объект (программно–технический модуль) электронного сектора извлекает из цифрового множества, отображающего поступивший ЭлД, нужное подмножество, определяет требуемое преобразование, выполняет, формирует выходной ЭлД и отправляет по назначению другому объекту данного сектора действенности ЭлД. Если в процессе обработки должен участвовать субъект аналоговой среды, то объект электронной среды формирует соответствующий ЭлД, который доставляется в рамках сектора к обратной стороне экрана монитора, возбуждает люминофор и отображается на внешней стороне в виде аналогового документа. Далее все операции производятся по правилам аналоговой среды. После выработки субъектом решения он формирует электронный документ-команду, вводит его в сектор действенности, и далее система на основе исходного ЭлД и ЭлД–команды выполняет предписанные действия.

Можно отметить только одно существенное отличие аналогового и электронного секторов действенности. В аналоговом секторе правила трактовки и обработки документа могут вырабатываться как вне, так и в рамках сектора, самими субъектами, всеми или частью. После чего эти правила доводятся до сведения остальных членов сектора, в том числе и не принимавших участие в разработке. В электронном секторе правила (алгоритмы) трактовки  ЭлД детерминированы, определяются обязательно вне рамок сектора, но точно также доводятся «до сведения» его программно–технических объектов. Это отличие не является принципиальным, на момент обработки документа правила  всегда фиксированы, а уж кто и как их выработал, не имеет значения.

Сектор действенности электронного документа — максимальное замкнутое подмножество элементов (программно–технических объектов) среды существования ЭлД, характеризующееся едиными, обязательными для всех его элементов, детерминированными правилами (алгоритмами), определяющими возможности и ограничения обработки и преобразования документа в зависимости от вида отображающего его цифрового множества.

Электронный документ есть информация, оформление которой признается определенным сектором электронной среды существования достаточным для признания ее фактом — основанием для возникновения, изменения, прекращения конкретных взаимодействий (процессов) между программно–техническими объектами сектора среды.

В общем случае возможно разбиение сектора действенности электронного документа на подсектора, являющиеся замкнутыми подмножествами элементов сектора с едиными в пределах подсектора правилами обработки и преобразования документа. Эти правила должны стыковаться на границах, интерфейсы электронных устройств должны быть совместимыми. Так как документ реализует свое назначение только в рамках сектора (подсектора) действенности, то требования к его компонентам, содержанию и оформлению определяются сектором. Естественно, что задачи и интересы (под)сектора действенности не должны противоречить законам и правилам, установленным в более широком секторе и среде в целом. Сектор действенности есть только часть, но не вся среда существования документа. Но это проблема сектора, а не документа. Фигурально выражаясь, существует только один «хозяин», диктующий правила интерпретации и оформления документа, сектор действенности документа.

<<Назад   Оглавление   Далее>>