1.1.2. Понятия «документ», «электронный документ»

Здесь и далее под аналоговым документом (АнД) понимается традиционный документ, рассчитанный на непосредственное восприятие человеком, содержащий информацию, закрепленную на твердом носителе (бумага, фотопленка и т. д.). Выбор обусловлен присущей живому миру (значит, и человеку) способностью воспринимать информацию в аналоговой форме (изображение, звук).

Фактографическая база определений нормативных материалов федерального и государственного уровня [15–36] рассматривается как применительно к аналоговому документу, так и к электронному. Важность адекватного описания объекта правового регулирования не нуждается в доказательствах. Определения законодательства в сфере электронного взаимодействия и предписания законопроектов и государственных законов России и ряда стран ближнего зарубежья должны регулировать практическое использование ЭлД в ближайшей перспективе, их соблюдение обязательно для всех субъектов права, а их нарушение должно караться.

Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов» [24]: — «Документ — материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования».

Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» [23], ГОСТ «Делопроизводство и архивное дело» [30]: — «Документированная информация (документ) — зафиксированная на   материальном  носителе   информация  с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать».

ГОСТ «Делопроизводство и архивное дело» [30]: — «Реквизит документа — обязательный элемент оформления официального документа»;

«Подлинный документ — документ, сведения об авторе, времени и месте создания которого, содержащиеся в самом документе или выявленные иным путем, подтверждают достоверность его происхождения».

«Документ на машинном носителе — документ, созданный с использованием носителей и способов записи, обеспечивающих обработку его информации ЭВМ»;

«Текст официального документа — информация, зафиксированная любым типом письма или любой системой звукозаписи, заключающая в себе всю или основную часть речевой информации документа»;

 «Юридическая сила документа — свойство официального документа, сообщаемое ему действующим законодательством, компетенцией издавшего его органа и установленным порядком оформления».

Новая редакция Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» [18] (вариант от 2000 года) предназначена для  учета технологических изменений, прошедших за пять лет с момента принятия закона. В проекте утверждается: «Электронный документ — сведения, представленные в форме набора состояний элементов электронной вычислительной техники (ЭВТ), иных электронных средств обработки, хранения и передачи информации, могущей быть преобразованной в форму, пригодную для однозначного восприятия человеком, и имеющей атрибуты для идентификации документа».

Статья 2 проекта Федерального закона «Об электронной цифровой подписи»  [15]: — «Электронные сообщение — информация, представленная в форме набора состояний элементов электронной вычислительной техники (ЭВТ), иных электронных средств обработки, хранения и передачи информации, могущей быть преобразована в форму, пригодную для однозначного восприятия человеком, и имеющей атрибуты для идентификации документа».

«Электронный документ — электронное сообщение, имеющее реквизиты для идентификации его как документа».

Статья 4 проекта Федерального закона «Об электронном документе» [20]: — «Электронный документ представляет собой зафиксированную на материальном носителе информацию в виде набора символов, звукозаписи или изображения, предназначенную для передачи во времени и пространстве с использованием средств ВТ и электросвязи в целях хранения и общественного использования».

Статья 5 проекта: — «ЭлД должен быть представленным в форме, понятной для восприятия человеком».

Действующий закон Республики Беларусь «Об электронном документе» [33]: — «Электронный документ — информация, зафиксированная на машинном носителе и соответствующая требованиям, установленным настоящим законом». ЭлД «… должен быть представленным в форме, понятной для восприятия человеком».

Закон Туркменистана «Об электронном документе» [36]: — «… под электронным документом понимается информация, зафиксированная на машинном носителе, заверенная электронной цифровой подписью в соответствии с процедурой создания такой подписи».

Проект закона Республики Казахстан «Об электронном документе и электронной цифровой подписи» [16]: — «Электронное сообщение — информация, представленная в форме набора состояний элементов электронной вычислительной техники (ЭВТ), иных электронных средств обработки, хранения и передачи информации, которая может быть преобразована в форму, пригодную для однозначного восприятия человеком». «Электронный документ — электронное сообщение, содержащее электронную подпись участника системы электронного документооборота».

Комментарий. Известный разнобой в определениях традиционного документа, конечно, нежелателен, но не критичен. Их применимость и адекватность проверена многолетней практикой, к тому же это не является задачей данной работы. Иное дело — электронный документ, который воспринимается, преобразуется и обрабатывается компьютером, а не человеком. Отчетливо просматривается тенденция на отождествление терминологии аналогового и электронного документооборота.

Даже из общих соображений симметрии (и, соответственно, асимметрии) это настораживает: механистическое распространение понятий за область определения ведет, как правило, к неудовлетворительным результатам. Ведь не требуется, чтобы аналоговый документ, например, денежная купюра,  мог бы быть преобразован в форму, пригодную для однозначного восприятия компьютером. А вот для ЭлД требование однозначного восприятия человеком поставлено. С другой стороны, является ли обоснованием требования фиксированности ЭлД только то, что в течение всего жизненного цикла АнД зафиксирован на (бумажном) носителе?

В одних определениях прямо заявлено о фиксации ЭлД, в других, что одно и то же, только о его состоянии. Само слово «состояние» основано на понятии «стоять». В реальности состояние «элемента ЭВТ» может меняться с частотой от нуля (домен дисковой памяти) до герц (изображение на мониторе) и далее до гигагерц (чип процессора). В какой момент времени фиксировать электронный документ, тем более — «набор состояний элементов ЭВТ», в определениях не говорится, равно как и не конкретизируются сами элементы, состояния которых есть форма представления сведения.

Все представленные определения ЭлД, по меньшей мере, неконструктивны, основаны на неверной в данном случае ассоциации с традиционным документом. Электронный документ существует в двух формах: пассивной — хранение; активной — передача и обработка, в том числе, визуализация при необходимости восприятия человеком. Нельзя говорить об обязательной фиксации или о состоянии электронного документа, если рассматривается активная форма его существования: тот промежуток времени, в течение которого он воспринимается, обрабатывается или передается.

Законодатель не заметил динамический характер активного существования ЭлД. Активизированный ЭлД индицируется во времени, а не в пространстве: чтобы переместить на малое расстояние ЭлД очень большого объема достаточно ничтожного сечения провода, но значительное время, пропорциональное объему документа.  Для аналогового документа ситуация обратная: АнД индицируется в пространстве, а не во времени. Для того чтобы переместить на малое расстояние АнД очень большого объема достаточно ничтожного времени, но значительный объем пространства, пропорциональный объему документа.

С определенными натяжками требование закона можно применить к статическим реализациям ЭлД в режиме хранения на магнитном носителе: но и здесь координаты хранения неопределимы — где-то на диске. Если полагать, что «ЭлД зафиксирован на машинном носителе», то становится недопустимой стандартная операция «дефрагментация диска». А как понимать дублирование файла на двух дискетах, его перезапись? Или передачу документа, файл которого был зафиксирован на диске одной машины, а теперь — на другой? Приходим к абсурду: фиксация (неизменность!) подразумевает изменение и в пространстве, и во времени.

Если определения законов положить в основу работы с ЭлД, то придется забыть об активизации документа, об его обработке, передаче, да и хранении — потому что запись представляет собой ни что иное, как преобразование динамической реализации в статическую. Строго говоря, предписания законов фактически исключают электронное взаимодействие.

Требование, что «… ЭлД должен быть представленным в форме, понятной для восприятия человеком» означает, что надо запретить использование ЭлД, по крайней мере, в коммерческой деятельности — наиболее привлекательной и экономически эффективной области применения электронных документов. Почти все документы, связанные с документальным оформлением финансовых потоков, технологически реализуются в форме, недоступной для восприятия человеком, даже при их непосредственной визуализации.

Электронное платежное поручение есть некоторая строго упорядоченная совокупность двоичных чисел: номер (шифр) типа финансового документа, числовой адрес банка, клиента, номер счета, сумма, валюта, одна или несколько электронных цифровых подписей (ЭЦП) и др. банковские реквизиты. ЭЦП при визуализации представляется (в зависимости от стандарта) числом, включающим до 1000 двоичных разрядов, к тому же номера корреспондентского и банковского счетов требуют еще по 80 разрядов и т. д.

Визуализация электронного платежного поручения с ЭЦП даст несколько страниц, заполненных случайной, с позиций человека, совокупностью нулей и единиц. Можно преобразовать двоичный код в десятичный, будет всего страница, заполненная цифрами. Но вряд ли от этого облегчится восприятие. Если же буквально выполнять закон, т. е. формировать и обрабатывать электронное поручение в виде, подобном аналоговому, то его объем настолько возрастает за счет ненужной для ЭВМ информации (но нужной для восприятия человеком!), что обработка, передача, хранение ЭлД станет экономически нецелесообразной. Более того, так как визуализация ЭЦП (150-разрядное (!) десятичное число) не воспринимается человеком, то отсутствует один из важнейших «…реквизитов, позволяющих идентифицировать информацию», и, согласно определению, такое сообщение не является документом.

Можно, конечно, предположить, что закон предписывает возможность создания на основе исходного ЭлД и ряда других, хранящихся в ЭВМ, некоторого третьего электронного документа, который использовал бы часть информации исходного. Тогда, действительно, человек сможет воспринимать сформированный документ. Но это совсем другой документ, не исходный! ЭЦП нового документа должна отличаться от подписи исходного ЭлД.

В последнем по времени законе «Об электронной цифровой подписи» от 10.01.02 г. [26] понятие ЭлД определяется как «…документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме». По сути, это тавтология: по видимому, «электронно» обозначает физическую природу носителя, а «цифровой» подразумевает логическую. Является ли изображение документа на экране монитора электронным документом? Электронная форма налицо, но цифровая как-то не замечается. Попробуйте найти электронную форму на перфокарте. Нет такой формы, следовательно, ЭлД нельзя записать в такой технологии, хранить, передавать, воспроизводить, использовать. А файл на диске памяти? Цифровая форма — записан двоичный файл, но вот электронная вызывает сомнение: поверхность диска эквивалентна листу бумаги, на котором невидимыми «чернилами» — ориентацией магнитных доменов, написан двоичный текст. Кстати, обыкновенный печатный текст можно с полным правом отнести к цифровым формам отображения информации — если считать основание счисления равным числу букв в алфавите плюс количество цифр и знаков препинания.

Понятие «электронный документ» в принятых законах и разрабатываемых законопроектах не соответствует перспективе массового применения электронных документов в безлюдных технологиях электронного взаимодействия экономических субъектов.

<<Назад   Оглавление   Далее>>